Материал: Научный эксперт. Выпуск 6 - Материалы научного семинара


Социальные ценностные типы

Третьим направлением проводимой  верификации яви- лась предметная  сфера социологии.  Казалось бы, для совре- менного секулярного общества религия не может являться фактором социального структурирования.  Однако религи- озная традиция оказалась, как выясняется в ходе исследова- ния, прочно сопряжена с национальным менталитетом, пре- ломляясь через него в соответствующий тип социальности (рис. 12).

Казалось бы, у находящихся на одной ступеньке разви- тия европейских  сообществ различия классовых  структур должны быть минимизированы.  Однако для того, чтобы убедиться, что это не так, достаточно посмотреть на долевое представительство различных классов с точки зрения при- надлежности страны к тому или иному конфессиональному типу. На рисунке фиксируется четкое разграничение в пред- расположенности к капиталистическому классообразованию по странам протестантского, католического и православно- го культурных типов. Веберовский тезис о протестантизме как ценностно-мировоззренческом основании капитализма подтверждается в данном случае и на современном социоло- гическом материале. Православие в то же время подтверж- дает свое реноме наименее адаптивной к капиталистической модели хозяйствования традиции13.

По сей день в качестве одного из важнейших индикато- ров развитости в обществоведческом дискурсе принято рас- сматривать показатели урбанизированности исследуемого общества. Урбанизация в таком понимании есть своеобраз- ный миф XIX столетия. Он связан с универсализацией ан- глийского опыта. Действительно, доля живущих в городах в Великобритании  еще в середине XIX векапревышала поло- вину всего населения. Но опыт англосаксонской культуры не

13 Россия и страны мира. 2006: Стат. сб. М., 2006. С. 63.

 

следует экстраполировать на все человечество14.Вновь  под- тверждается тезис о связи социальных показателей, в данном случае — урбанизации, с конфессиональной принадлежно- стью. В протестантских  сообществах урбанизированность, как правило, выше, чем в католических.  Страны же  иных конфессиональных традиций (православие, буддизм, ислам) демонстрируют гораздо меньшую предрасположенность к городскому  существованию, чем оба направления западнох- ристианского культурного типа15.

 

Норвегия Великобритания Дания Финляндия

Католические страны           Протестантские страны

99,6

99,6

99,2

98,6

Германия Эстония Австрия Венгрия Словакия Швейцария Словения Ирландия Чехия Италия Испания Португалия

93,5

93,4

91,8

91,7

91

90,2

87,9

87,9

86,6

85,1

83,3

79,4

Польша

77,3     \%

0          20        40        60        80        100

Рис. 12 а. Классовая структура общества по странам Европы

(суммарный удельный вес работающих по найму и работодателей)

14  Пивоваров Ю.Л. Россия и мировая урбанизация: антропокультурная и пространственная динамика. Нальчик, 2007.

15 Россия и страны мира. 2006: Стат. сб. М., 2006. С. 40.

 

Великобритания Дания Швеция Норвегия Испания Франция Швейцария Италия Нидерланды Австрия Ирландия Португалия

67,5

67,5

66,8

65,8

60,4

55,6

89,2

85,5

83,4

80,5

76,7

76,7

Католические страны

Протестантские страны

\%

0          20        40        60        80        100

Рис. 12 б. Сопоставления уровня урбанизации по странам католической и протестантской культур Западной Европы

0

Россия

Беларусь

10        20        30        40        50        60        70        \%   80

73

72

Болгария

Украина

Армения Греция Македония Румыния Грузия Молдова Иран Алжир

54,7

52,5

41

70,5

67,4

64,1

61,4

59,7

68,1

60

Казахстан Азербайдж Индонезия Албания

 

51,5

47,9

45

57,1

Туркмения

Египет Узбекистан Киргизия Пакистан Таджикист Таиланд Вьетнам

26,4

26,7

36,3

35,2

34,8

32,5

43,6

42,3

Православие Ислам Буддизм

Рис. 12 в. Уровень урбанизации в странах православного, исламского и буддистского типов

 

0

Молдова Румыния Украина Польша Македония Греция Португалия Беларусь Болгария Россия Ирландия Испания Венгрия Словакия Австрия Финляндия Италия Чехия

 

5          10        15        20        25        30        35        40        45

31,6     40,7 \%

19,4

18

16,8

16,5

12,5

10,7

9,7

9,7

6,4

5,5

5,3

5,1

5

4,9

4,9

4,3

Франция

Швейцария

Норвегия

Дания

Нидерланды Германия Швеция

Великобритания

4

3,9

3,5

3,1

2,9

2,3

2,1

1,3

Православные страны

Католические страны

Протестантские страны

Рис. 12 г. Занятость населения в сельскохозяйственной  сфере в странах Европы

Швейцария

17,3

Великобритания

15,5

Швеция

15

Финляндия

13,2

Бельгия

13,2

Ирландия

12,9

Германия

12,8

Франция

12,8

Австрия

12,5

Дания

12,1

Норвегия

11,9

Италия

10,8

 

 
Испания Венгрия Чехия Греция

10,8

9

8

8

Польша

Словакия Россия Португалия Украина Болгария Македония Румыния Молдова Беларусь

7,8

7,7

7,7

6,8

5,9

5,7

4,1

3,5

3,1

2,1

 

Православные страны Католические страны Протестантские страны

\%

0          5          10        15        20

Рис. 12 д. Занятость населения в финансовой сфере в странах Европы

 

Вывод о цивилизационной обусловленности природы со- циальных  феноменов подтверждается и по показателю от- раслевой занятости населения. Наиболее индикативными параметрами, в наибольшей степени связанными с фактором национального менталитета, выступают в данном случае за- нятия сельскохозяйственной и финансовой деятельностью.

Крестьянин и финансист — два во многом противопо- ложных друг другу архетипа. При рассмотрении отраслевой занятости через призму конфессиональной принадлежности стран обнаруживается связь этих архетипов с определенны- ми культурными типами. Среди представителей трех хри- стианских конфессий протестанты в наибольшей степени из всех склонны  к финансовой деятельности и в наименьшей — к сельскому хозяйству. Их культурными антиподами в дан- ном случае выступают  православные. Положение же католи- ков может быть охарактеризовано как срединное16.

Показательно, что православная и протестантская когор- та стран стали своеобразными политико-аксиологическимим антиподами, находясь по всем замеряемым показателям  на разных полюсах ценностного спектра. Это еще раз убеждает в мысли о противопоказанности для России автоматической экстраполяции  политических   институтов, сформировав- шихся на Западе на почве протестантизма.

В чем мы не согласны с А. Тойнби и С. Хантингтоном

Взятие на вооружение цивилизационного подхода само по себе еще не является гарантом  укрепления жизнеспособ- ности страны.  Более того, при определенном формате про- чтения он содержит в себе риски, не менее деструктивные для национального  государства, нежели стратигемы унифи- цированного  развития  мира. Идеологемы теории цивили- зационной  множественности  парадоксальным,  на первый

16 Россия и страны мира. 2006: Стат. сб. М., 2006. С. 60–61.

 

взгляд, образом используются сегодня в целях продвижения проекта глобализации.

Завеса над природой этого парадокса отчасти приоткры- вается при анализе персоналий научной и политической по- пуляризации теории цивилизаций. Достаточно обратиться к перечню должностных статусов крупнейших  общепризнан- ных фигур цивилизационного  дискурса — А.Д. Тойнби и С. Хантингтона. Первый из них являлся руководителем Ко- ролевского института международных отношений, директо- ром научного  отдела Министерства  иностранных  дел Вели- кобритании, второй работал в секретариате Правительства, координатором в Совете Безопасности, директором Центра международных отношений США17. Почему лица, функцио- нально связанные  с задачами  строительства  архитектуры нового мирового порядка, реализацией национальных инте- ресов в политике западных государств, оказались увлечены цивилизационной тематикой?

Идея множественности миров противостоит  идее цель- ности. В этом смысле абсолютизация вариативности  может иметь деструктивные последствия для осознания духовного единства человечества.

Традиционно-религиозная модель мировосприятия  вы- страивалась на основе абсолютизированного противостояния полюсов  добра и зла. Тойнбивско-хантингтоновская версия цивилизационной вариативности ценностей противоречит этому взгляду18. Множественность цивилизаций предполагает соответственно и множественность подходов определения добра и зла (в каждом цивилизационном ареале — собствен- ный). Перспективы для духовного  единения человечества на основании заложенной в традиционных религиях общности базовых ценностей при такой постановке вопроса упраздня-

17 Тойнби А. Пережитое. Мои встречи. М., 2003.

18  Тойнби А. Постижение истории. М., 1990; Тойнби А. Цивилизации перед судом истории.  СПб., 1996; Хантингтон  С. Столкновение  цивили- заций. М., 2003.

 

ются. Внесение же разобщенности  в среду сил, ориентирован- ных на сохранение традиций народов, расчищает дорогу для продвижения проекта либеральной глобализации.

Новый мировой порядок гегемонии западного мира реа- лизуется через два тактически различных, но стратегически связанных между собой проекта. Первый — это проект ли- беральной унификации  человечества. Его целевые установки очевидны. Как правило, продвижение данной проектной ли- нии тактически соотносится  с внешнеполитической доктри- ной Демократической партии США. Второй проект реализу- ется через логику «цивилизационных  войн». Формируется мировая архитектура множественности враждующих и за- ключающих временные альянсы друг с другом региональных центров. Над всеми ними статусно возвышается третейский арбитр — США. Чаще всего эта линия соотносится с внеш- ней политикой Республиканской партии.

Первый  проект  предлагает путь прямой глобализации. Во втором  случае стратегия  глобализма реализуется через опосредованную установку глокализации (идеологемы ци- вилизационнолй множественности и мультикультурализма). Результатами глокализационной политики являются регио- нальная локализация,  подрыв духовного  единства челове- чества, деструктурирование его до уровня атомарных сущ- ностей. Вначале констатируется ценностная автономность цивилизаций,  затем — этнических локалитетов и, наконец, отдельных групп индивидуумов. Итог оказывается тем же, что и при первом проекте либеральной унификации.

Принятие тойнбивско-хантингтоновского концепта циви- лизаций представляет собой стратегическую ловушку для Рос- сии. Будучи внешне привлекательным для той части россий- ского общества, которая обеспокоена происходящей эрозией российской цивилизационной  идентичности, этот концепт, ввиду подлога целевых установок, сегодня особенно опасен.

Предлагаемое  нами понимание  природы цивилизаций имеет  принципиальное  отличие  от версии  А. Тойнби —

 

С. Хантингтона.  Фундаментальные ценности  всех истори- чески сложившихся цивилизаций едины. Народы имеют сущностно  совпадающие представления о добре и зле, о цен- ностной значимости таких категорий, как духовность, патри- отизм, любовь, дружба и т. д. Специфичность  цивилизаций состоит не в различии  ценностей,  а в различии форм их во- площения. Эти формы, собственно, и задают самобытность цивилизационного бытия. Другое дело, что исторически каж- дая из цивилизаций может оказываться на различной стадии удаленности от максимального достижения универсальных для человечества высших ценностных ориентиров.

Так, к примеру, ценностная значимость идеи коллекти- визма обнаруживается в каждой из цивилизаций. Однако исторически одни из цивилизационных общностей оказыва- лись более коллективисткиориентированными, другие — ин- дивидуумноориентированными. Различались, соответствен- но, и формы воплощения указанной ценности. Различия эти проявились, в частности, в специфичности институтов со- циальной самоорганизации.

Специфичность  форм воплощения  ценностей есть про- изводная от средовых условий бытия. Генезис цивилизаций связан с определенным  географическим  ареалом и особым этническим  составом населения. Цивилизационная   среда, соответственно, формируется через уникальный  набор фак- торов исторического месторазвития. Для специфичных сре- довых условий существует свой адаптационный оптимум ин- ституциональных форм и механизмов. Отступления от него, увлечение иносистемными экстраполяциями объективно ведет к снижению жизнеустойчивости всей системы.

Нетождественность форм цивилизационного бытия

Как непременный социальный институт при описании традиционной  модели общества преподносится крестьян- ская община.  Ее существование  обнаруживается  в различ-

 

ных типах цивилизаций, что вроде  бы свидетельствует  в пользу универсализма мирового  развития. Но идентичные ли институты скрываются под понятийно единой общиной?

В качестве объекта анализа были взяты общинные струк- туры трех цивилизаций: российский «мир», западноевро- пейский «civic» и китайский «цзя» (табл. 2)19. Все указанные институты  определяются как община. Однако ни по одному из используемых  при сопоставлении  базовому  параметру (а таковых было шесть) совпадений не обнаружилось.  Сле- довательно, налицо три принципиально различных социаль- ных института, отождествление которых под одним унифи- цирующим маркером является по отношению к каждому из них существенной деформацией20.

Таблица 2

Цивилизационные различия традиционных социальных институтов (Западная Европа, Россия, Китай)

 

Критерии сравнения

 

1

 

2

 

3

Цивилизация

Западная

Европа

 

Россия

 

Китай

Наименование социальной единицы

 

Civic

 

Община

 

Цзя

 

19 Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада. М., 1992; Вебер М. Аграрная история древнего мира. М., 2001; Малявин В.В. Китайская ци- вилизация. М., 2001; Милов Л.В. Великорусский  пахарь и особенности российского исторического процесса. М., 2001; Фэй Сяотун. Китайская деревня глазами этнографа. М., 1989; Качоровский  К.А. Русская община. Возможно ли, желательно ли ее сохранение и развитие (Опыт цифрового и фактического исследования). СПб., 1900; Карелин А. Общинное землев- ладение в России. СПб., 1893; Кауфман А.А. Крестьянская община Сиби- ри. СПб., 1897.

20 Сусоколов А.А. Культура и обмен: Введение в экономическую антропо- логию. М., 2006. С. 104–164.

 

Продолжение таблицы 2

 

Критерии сравнения

 

1

 

2

 

3

Землевладение

 

Частная собствен- ность

Фактическая общинная собственность

(при юридической соб- ственности помещика)

Распоряже- ние рода при собственности государства

Состав

 

Коллектив собствен- ников земли

Коллектив, объединен- ный совместной хозяй- ственной деятельностью и государственным тяглом

 

Члены клана

Право соб- ственности и правосознание

 

Частное право

 

Трудовое право

 

Родовая традиция

Управление

Группа выборных лиц

 

Сход

 

Старейшины клана

Взаимопо- мощь

Индиви- дуальные кредиты

 

Помочи (коллективная трудовая помощь)

Обязательное общинное кредитование

Ментальная парадигма

Индиви- дуализм

 

Коллективизм

Родовая традиция